Валерий Гаркалин: «С автором здесь обходятся совершенно бесцеремонно»

Валерий Гаркалин-1
Актёр и режиссёр Валерий Борисович Гаркалин не первый раз сотрудничает с театром «Школа драматического искусства». В этот раз Валерий Борисович сыграл в постановке Дмитрия Крымова «Как вам это понравится по пьесе Шекспира Сон в Летнюю ночь». Гаркалин сыграл Человека, похожего на Шекспира. О новом спектакле, провокационных сценах и великом анониме — читайте в его интервью специально для нашего сайта.

— Валерий Борисович, Вы в спектакле играете автора…

— Не совсем. Есть намек на то, что по сцене бродит некая тень, фигура самого Шекспира. И возможно, если, что-то связанно с жизнью или смертью — это его рук дело. И мне нравится, что у Димы Крымова я играю Шекспира в намеке, а не в чистом виде. Знаете, не «вот вышел Шекспир, взял перо и написал несколько сонетов». Нет- нет, там скорее тень, дух его, нежели сама фигура Шекспира.

— А Вы Шекспира любите?

— Очень его люблю, он в судьбе многих актеров играет огромную роль, потому, что все те, кто попадает в режим его драматургии по-театральному счастливы, а мне повезло дважды, еще до того как я попал в этот проект, я когда-то сыграл «Гамлета» и «Укрощение строптивой». Он — великий философ, экзистенциалист, так бы его сейчас назвал кто-нибудь из ученых мужей.
Но вообще человеческая природа у Шекспира так ясна и прозрачна. Может быть, как ни у кого другого у него можно узнать все о человеке, вот еще только в Библии. И мне кажется, после Библии стоит Шекспир.

— Что это был за человек, как Вы думаете? Вне зависимости от того кто там на самом деле за его именем скрывался или не скрывался?

— Мне кажется, это был глубоко и безгранично театральный человек. Он знал театр так, как потом о театре говорилось и думалось после него. Мне кажется, он задал законы театрального существования. Во всех видах и не только в том, как ставить декорации, не поймите меня буквально. Мне кажется, что Шекспир положил начало подлинной театральности и безусловности театрального мира. После него и стал происходить театр, до него тоже был театр, но не было закона. Беззаконие царило, как в Библии сказано » мерзость запустения« — вот мне кажется, Шекспир навел порядок.

— Чем Ваш Шекспир из «Сна» отличается от других постановок, которые Вы видели, в которых играли?

— Конечно, отличается! Во-первых, это современный театр, здесь не преследуется буква закона, с автором обходятся совершенно бесцеремонно. Это высказывание, кажется, я читал у Дикого / Алексей Денисович Дикий, советский актер и театральный режиссер /, он советовал своим ученикам: «с Пушкиным не надо церемониться — за баки его хватайте…»

— А Шекспира за что хватать?

— За все, что можно (смеется). Он был схвачен и перевернут несколько раз. Но от этого он не становится неузнаваем, наоборот, мне кажется, он приближается к нашей действительности. Вообще мне кажется в этом спектакле в силу изменения структуры «Сна в летнюю ночь» эта пьеса стала более доступна, более интересна, чем она могла бы быть, если бы ее поставили в традиционном виде. Мне кажется, в этом варианте Шекспир становится настолько близким нам. … Тема любви, которая всегда преследуется Шекспиром во всех его произведениях — высоких трагедиях и таких же высоких комедиях, здесь становится очевидной, ясной и очень прозрачной.

— «Сон в летнюю ночь» считается одним из самых эротически насыщенных произведений Шекспира…

— Конечно!

— Как эта тема решена в спектакле?

— В спектакле эта тема решена самым коренным образом! Там даже есть сцена предшествующая соитию, и Вы можете, придя на этот спектакль, посмотреть, как эта тема решается у больших гигантских кукол (смеется)

— Это уже не первый Ваш спектакль с лабораторией Дмитрия Крымова, как вам работается вместе? Из чего это сотрудничество складывается?

— Здесь работают мои ученики, причем ученики многих поколений, почти всех поколений, которые когда-то прошли через мою мастерскую в ГИТИСе, это очень важное обстоятельство, из-за которого я здесь. Конечно, ещё — дружба с Крымовым в человеческом смысле этого слова, я дружу с ним. Я дружу с ним много лет и люблю его также много лет — это второе обстоятельство — вы можете поменять их местами — но везде любовь, любовь к ученикам, любовь к этому человеку. Во-первых, Дима замечательный самостоятельный художник, и при этом сын прекрасных родителей, в судьбе которых и я поучаствовал. Замечательная статья про меня была когда-то у Натальи Крымовой, я присутствовал на репетиции Анатолия Александровича Эфроса — и это любовь, которая давным-давно началась в моей жизни. И последнее, почему мне нравится участвовать в этой работе, почему я иду на это. За пределами этого пространства эксперимента, я перестаю думать о себе в великой степени (смеется), забываю, о том, что я — народный артист, профессор, крупный театральный деятель. Мне очень нравится, то обстоятельство, что я, уже на склоне лет, что называется, перед заходом солнца, ловлю себя на том, что я… нахожусь, в состоянии детства и только первых шагов в познании мира, себя в мире и мира в себе.

Валерий Гаркалин


Беседовала Наталья Розенбаум